...И птичка вылетает!

12 июля - День фотографа 

...И птичка вылетает!

Кто сегодня не фотограф? Все так просто: не нужно сложной аппаратуры, не нужно лаборатории, чтобы проявлять и печать снимки. Достаточно телефона с камерой. Щелк - и птичка вылетает! Порой получаются не только вполне приличные кадры - бывают и почти шедевры. А уж бесценных мгновений, остановленных таким способом, и не счесть. А потому практически все могут счтать себя причастными к Дню фотографа, который отмечается в мире 12 июля.

Почему именно в этот день? Конечно, выбор даты не был проивольным. Истоки следует искать в истории христианства.

Фотодело имени святой Вероники

12 июля отмечается день памяти святой Вероники. Ее образ и деяния послужили тому, что ее почитают как покровительницу фотографии. Святая Вероника, с памятью которой связан Нерукотворный образ страждущего Спасителя, стала одной из популярнейших народных святых, несмотря на то, что некоторые церковные инстанции и критические исследователи высказывались против исторической достоверности Вероники и ее легенды. 

Согласно легенде, преданный и осужденный на мученическую смерть Иисус Христос шел на гору Голгофу, неся Свой крест на распятие. Шествие окружала толпа, сопровождавшая Спасителя на крестные страдания. Вероника слилась с людским морем и следовала за Христом.


Изможденный, Иисус пал под тяжестью креста, и Вероника, сжалившись над Ним, подбежала к Нему, напоила Его водой и дала Ему свой плат, утереть пот с лица. Вернувшись домой, Вероника обнаружила, что на ткани запечатлелся святой лик Спасителя. Этот плат святой Вероники со временем попал в Рим и стал здесь известным под именем Нерукотворного образа...

И не поступок ли Вероники воплотил главную заповедь фоторепортера: оказаться в нужное время в нужном месте и не упустить мгновение?.. Именно этими принципами руководствовался всю жизнь Владимир Александрович Прейс, ветеран этой профессии.


Человек-легенда


Да что там ветеран - легенда! Вот сижу перед ним, слушаю и отчетливо понимаю: передо мной сидит легенда. Человек, работавший во всех городских газетах. Человек, сохранивший для истории тысячи лиц и событий, поистине прекрасных мгновений и удивительных происшествий. Человек, которого работа сделала философом и психологом, научила афористично мыслить и выработала реакцию кобры. Ему немного грустно: кажется, что он уже в прошлом. Кажется, что все сделанное - не больше, чем килограммы фотобумаги с изображениями.

Нет. Это наша жизнь. Это наша судьба.

И судьбе надо было, чтобы мальчик из-под Одессы оказался в Алчевске - сюда на металлургический завод в середине 50-х завербовались его родители. Надо было, чтобы он увлекся фотографией, чтобы мальчику было интересно многое.

Армейскую службу Владимир Прейс проходил в Воронеже. И это было важное время для формирования личности. Он занимался спортом, пел в хоре, был солистом в ансамбле «Эскадрилья». Как любили говорить в те годы, юноша тянулся к прекрасному: играл на гитаре, при любой возможности ходил в театр, как вольнослушатель учился на режиссерских курсах. Даже снимался в массовке фильма «Судьба человека», исполняя роль одного из пленных солдат. Книги, работа над собой - все как в хорошем советском фильме.
Спросите, азчем все это надо фотографу? Тем более, что начинал Владимир Прейс в фотоателье. Фото на документы с выпученными глазами, фото на память с неестественной улыбкой... А вот не было у него ни растаращенных глаз, ни судорожных гримас. Именно потому, что он сразу знал: фотографу мало уметь нажимать кнопку.

- Я наблюдал, как фотографы раньше работали в ателье, - рассказывает Владимир Александрович. - Со старой техникой процесс был долгий. Фотограф сразу усадит клиента, а потом начинает возиться. Человек пытается удержать позу, выражение лица, а не получается - он устал, ему жарко от ламп... Мне тоже пришлось в фотоателье поработать. Только клиент зашел - сразу обращаю внимание, какой у него вид, как бы его сохранить, какое у него естественное выражение лица, взгляд, улыбка. Чтобы в напряжении все это не потерялось, надо ошутить, отвлечь человека, разговорить. Мы разговариваем - я снимаю. И на интервью, когда в газетах работал, не жду, пока журналист закончит задавать вопросы, снимаю, пока они беседуют. Тогда получается и свободная улыбка, и живое лицо. Потом мне разрешают: можно приступать к съемке. Я говорю: уже все снял... Снимать незаметно - это я умею. Даже сколько раз проносил фотоаппарат туда, куда не разрешали, щелкал так, что никто не видел. Я же в армии служил в особом отделе, знаю все эти приемы, меня Штирлицем называли. Попадал в разные переплеты. Как-то на наш завод приехал министр черной металлургии. С их стороны распорядились - никаких съемок. А с нашей стороны мне задача: чтоб были фотографии... Все снял, никто не увидел, когда я это делал. Гости потом очень удивлялись: откуда фотографии, ведь съемку запретили! А мне что? Надо - значит, снимаю. Конечно, в прежние времена не всем нравилось то, что я снимал, не всем нравилась правда. Хотели приукрашенную картинку, а я давал реальность, как она есть.

Ради единственного кадра

В песнях воспето, на что готов пойти пишущий журналист «ради нескольких строчек в газете». А фотокорревпондент?! Ради единственного выстраданного кадра... Владимир Прейс подтвердит: абсолютно на все. И с крыш снимал, едва держась, и с вертолета, и на землю падал...

- Одержимость такая, что не думаешь, что с тобой случится, - кавает головой Владимир Александрович. -  Помню, захотелось снять водопад наш зимой. Там так опасно было! Снег, лед, сколько...  Думал, провалюсь, утону и никто не увидит. А все равно лезу, надо заснять - и все. Если природа - вникаю, чтобы показать красоту, колорит, найти красоту там, где ее никто не видит. Всегда обдумываю, прежде чем заснять: какое освещение, какое время года. Порой неудачно получается, повторно иду. Если люди - не спешить начинать съемку, понять человека, помочь ему раскрыться. В таких ситуациях юмор очень помогает - я же одессит, закваска есть. Жена говорит: я на тебя никогда не могу обидеться, ты всегда с улыбкой. Серьезный человек очень скучный и наивный. А юмор очень богатый, он подсказывает, с какой стороны подойти.


И мудрость, и знания, и профессионализм нарабатывались годами. Ведь Владимир Прейс, по сути, самоучка. Говорит: «Что умею - всему научился сам». Первый интерес и первые вопросы появились в детстве, когда приходил сельский фотограф со здоровенной камерой. Володю удивляло, как это в такой большой ящик «меня всовывают, а потом высовывают». Первой его камерой была «Смена», потом «Смена-3», «Зоркий», «Фэд», «Зенит», и уже позже импортные – «Никон» и «Кэнон». Сначала снимал, конечно, все подряд. Восторг вызывал сам процесс: щелк - и птичка вылетает, и мгновение остановлено.


-Была тяга улучшить и систему съемки, и содержание снимков. Много прочитал специальной литературы, много смотрел работ настоящих мастеров, изучал журналы по фото. Учеба у меня была, как у Горького. А главное - интерес был. Чем больше углублялся, тем сложнее все становилось, но все равно тянуло, - улыбается Владимир Александрович.

В начале 1960-х годов в Алчевске открылось 102-е училище широкого профиля, где обучались будущие продавцы, повара и фотографы. Туда взяли преподавать старика фотографа, который, правда, кроме «камеры-обскуры», ничего не знал. На практику ученики ходили к Прейсу в Дом быта и в лабораторию. Тогда ему предложили преподавать в училище и практику, и теорию. Он поступил в техникум товароведов в Луганске, на отделение фотографии, и окончил его, сдав экзамены экстерном. Года три преподавал,потом перешел работать на завод в цех двухслойной стали, где вместе с художником занимался оформлением и вопросами эстетики. 


Потом ему предложили работать фотографом в «Огнях коммунизма», так называлась тогда городская газета. Долгое время он был внештатным сотрудником, много снимал, и не только по заданию редакции, а то, что казалось ему интересным. Позже перешел в газету «За металл». Сотрудничал и с другими газетами - практически со всеми, которые когда-либо существовали в городе.
- Владимир Ильич Морозов, редактор «Огней», всегда говорил: мне не нужно, чтобы вы в редакции часы отсиживали, мне нужен результат, - вспоминает мастер. - И я ходил по городу, наблюдал, бывал на множестве мероприятий. Я плодовитый был, столько снимков в редакцию носил! Алла Георгиевна Шеворыкина (она много лет в «Огнях» работала) бывало, говорит: спасибо, что ты есть! Вот сидела, не знала, что писать - ты пришел, принес кучу снимков. И вот она - тема материала!.. Я и рассказывал журналистам о том, что видел во время съемок. Наверное, интересно получалось. Я наблюдательный, на всех событиях вникал в саму суть: что эти люди ценят, что им  интересно, старался именно эти моменты заснять. Дочь мне часто говорит: почему ты ничего никогда не пишешь? Я выражаю себя в снимках. Если правильно понимать их содержание, не надо слов. 

Очень вдумчиво. И очень быстро!



Наблюдательность, конечно, важное качество для фотографа. Но не менее важна быстрая реакция. Ведь мгновение не остановишь, чуть задержался - и оно упущено навсегда, не повторится... А вдумчивость и стремительность - качества едва ли не взаимоисключающие. Именно поэтому мастера постановочного фото редко бывают успешными фоторепортерами. Они мыслят в формате неторопливой подготовки кадра, обдумывания и выбора деталей, придирчиво ставят свет... И совершенно теряются перед лицом события, где вожделенный момент нужно не просто успеть поймать - порой даже предвосхитить. Владимиру Прейсу - одному из немногих - удавалось и то, и другое: молниеносный бросок кобры дается ему не хуже, чем обстоятельная работа с постановкой.
- Делая репортаж с события, я слежу за материалом, хотя не знаю, что будет происходить, - рассказцвает Владимир Александрович. - Чувствую дальнейшее по ходу события, интуиция, выражение лиц подсказывает, интонация. Тут природное чувство срабатывает, рука сама идет, это миг... Да, бывает, ждешь лучшего момента - и прозевал то, что было...

Умение быть одновременно аналитиком и репортером огн использует всегда, независимо от того, что именно снимает - важное мероприятие с участием самых высоких персон или так называемую «халтурку». Свадьбы или фотосессии в детских садах не халтурой для него были, а очередной ступенью опыта, полем для наблюдений и экспериментов. «Стой здесь, смотри сюда» - недопустимый для него принцип, и неважно, кто в кадре: молодожены или младенец.


- Я, наверное, все-таки неплохой психолог, - усмехается Владимир Александрович. - Если заказывают свадьбу, я заранее с парой встречаюсь, знакомлюсь, беседую - и уже делаю выводы, на что нужно будет обратить внимание, а что лучше вообще не снимать. Когда веду съемку, слежу за каждым жестом, как он посмотрел на нее, как за руку взял. Все эти жесты о многом говорят. Детская съемка - тоже очень интересно и своеобразно. Не нужно ребенка строить перед камерой. Нужно сидеть и ждать момент, наблюдать. Когда в садик приду - дети поначалу боятся, стесняются, чувствуют себя очень скованно. Я заходу, сижу, молчу, их не задеваю. Тут их любопытство начинает разбирать: заглядывают в мою сумку, пытаются камеру потрогать, меня задевают. Потом - уже освоились, перестали обращать на меня внимание. И вот  тут я начинаю работать. Начинаю шутить, они улыбаются, я наблюдаю и эти моменты хватаю. 

«На веки вечные мы все теперь в обнимку...»

Знания и мастерство Владимира Прейса - огромное богатство, которым он рад бы делиться. Даже рубрику специальную одно время в газете вел, делился своими секретами. На самом деле они не секреты - собственные «фишки», ценой тысячи проб и ошибок найденные. Радуется, что внучкам смог передать что-то свое: они уже начинают наблюдать, фотографировать - а раньше только усы людям на снимках дорисовывали, огорчая дедушку...


Дети эпохи гаджетов уже и не поймут, пожалуй, что это за штука такая - семейный альбом - и чем она прекрасна. А она прекрасна! Тяжелый, в потертом бархатном переплете, альбом хранит так много! Черно-белые и цветные фото, пожелтевшие и глянцевые, чуть надорванные, потертые... История семьи, приключения, встречи и разлуки, обретения и потери - судьба каждой семьи. И, наверное, нет алчевской семьи, где в таком альбоме не найдется фотографии, сделанной Владимиром Прейсом. Своевременно вылетевшая «птичка» - гарантия памяти. Гарантия того, что любимые глаза, мимолетная улыбка не канут в никуда. Что не бывает невозвратимого, утерянного навсегда... Как у Булата Окуджавы:

Мы будем счастливы - благодаренье снимку,
Пусть жизнь короткая проносится и тает.
На веки вечные мы все теперь в обнимку.
На фоне Пушкина, и птичка вылетает....


Юлия Черепнина

Фото из архива В. Прейса



рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
-->

Поиск новостей по дате
«    Декабрь 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031 
Мы в соцсетях
  • Вконтакте
  • Одноклассники
Важные ссылки